Артем Лазаренко

* * *
                    Нестерову К. 

Поэт – 
         это инженер слова, 
Властитель строк 
            и хозяин рифм. 
Поэт, 
       многозначное слово, 
И тайны в себе хранит. 

И каждый на свете 
            кудесник, 
И каждый талантлив
            в своём, 
Услышьте, увидьте,
            чудесным 
Он вспыхнет тогда
            огнём. 

Хвалите мазки
            художника, 
Палитру его
            цветов, 
Ведь он написал
            невозможное
И к критике вашей
            готов. 

Блистайте 
В мелодиях музыки, 
Аккордами льётся
            она, 
Аплодисментам
            от публики 
Поклон возвратит
            музыкант. 

Поэт хочет быть
            услышанным, 
Пусть пишет он
            скромно в тени, 
Мечтает о чем-то
            возвышенном, 
И в сердце отклик
            найти. 

Да хоть назовите
            писакой, 
Всё стерпит его
            черновик, 
Вот только “работой”
            не надо 
Труды нарекать
            горемык. 

Нас всех не упомнишь
            мгновением, 
Бок о бок мы с музой
            родной, 
За спинами
            землетрясением 
Разносится след
            удалой. 

Поэт, 
Он хранитель
            живого
И чувств, что плетет
            в полутьме, 
Из сплава особого
            скован, 
Чтоб стойко идти
            по земле. 

31 марта, 2018 г. Санкт-Петербург


* * *
Питер. 
Большой город. 
Богатые тачки. 
Давайте соберемся 
Всей сворой
Сигналить 
До усрачки. 

А то ведь
Стоит кольцо,
Стоит весь Невский.
И, долго смотря 
В светофорное
Лицо,
Так становится
Мерзко, 
Что становишься
Дерзким. 

Думаешь:
“Пешеходы эти, 
Чего им не летается?
Постоянно за мной
По пятам 
Шатаются.
Мне вот
секунда
Та дорога, 
Что я сэкономил,
Не пропустив
Тебя, обогнав.

А этот чего? 
Мистер Вежливость
Что ли?
Ещё бы на желтый
Встал, 
Трудоголик. 
А ну-ка, скорей 
Отгоняй колымагу! 
Мне некогда, 
Слышишь?”
Тот, глядя
На руль советского
ВАЗа, шепчет:
“Заглох,
Бедолага…”

Большой.
Большой.
Мегаполис.
Тонет в снегу. 
То ли тонуть
У всех здесь
В привычку,
Я не могу. 
Может зажали
Кому-то наличку,
И он лопату сложил?
Теперь из-за этого
Меркантильного мистера
Погрязли тротуары, 
Дороги,
В снежном коме
Буксуют из-за него 
Все неистово,
Нервно играя
В опытных водил.

Но средство-то
Есть, 
Проверено временем. 
Я хоть и водил
Пару раз, а слышал.
На встречу чтобы
Успеть 
Своевременно,
Нужно чтоб каждый 
Тебя расслышал,
А тот, кто
Недослышал
Или в наушниках 
На улицу вышел,
Чтобы перерасслышал
И прочь отскочил,
Когда это услышал!
Для этого ты
В своей ласточке-тачке
Жми на гудок
Посильней, 
До усрачки.

26 февраля, 2018 г. Санкт-Петербург


Лестница

Апостол Петр вышел покурить, 
Бычок свой допинать за воротами, 
Когда меня решил сопроводить 
Несчастный случай в небеса морали.
Вокруг летали ангелы, порхали,
В мозгах последний раз нейроны пробежали 
И поняли, что дальше им не жить. 

Ключи упали в пену облаков неслышно, 
Чуть-чуть сильней дул райский ветерок, 
Архангел часовым сидел на вышке,
Но видеть этого отнюдь не мог, 
Сложивши царственно свое крыло,
Он наблюдал уже десятый сон, 
Обмякшим телом подпирая крышу. 

Я был уже на этой стороне, 
Когда апостол, кольца выпуская, 
С непрекращающимся кашлем в тишине
Сказал:
“На перерыв закрыты двери рая”.
Завороженный я смотрел орнамент, 
В глазах его узоры отражая, 
По воздуху, тотчас же растворяясь, 
Неслись словечки сказанные мне. 

Я сквозь решетку видел наслаждения:
Вечнозеленые сады, Древо познания 
Добра и зла, реки забвения, 
Источник ругани, отцовской брани, 
На месте не было плодов грехопадения – 
Исчезли, не сыскав руки спасения, 
Оставшись оттиском истории в скрижали. 

Светило ярко там светило,
Похлопывая фрукты и листву, 
Порогами ручьи бурлили, 
С высот сгоняя воду в пустоту. 
Пчелы с цветов сбирали на лугу
Налипшую на лапок мех пыльцу
И на соседние цветы её носили. 

Насвистывали птицы песню, 
Струной что бесконечною лилась, 
Под куполом летая млечным
И в танце невесомости кружась, 
Мелодией рождая звуков страсть, 
С рождения не давая ей пропасть, 
Взрезали воздух крыльями беспечно. 

“Вы пустите меня?” – спросил, 
Апостол головой кивнул в согласии, 
Огарок мимо урны обронил 
И с мнимым тронулся подобострастием.
В карманы за ключами непричастно 
Лез, поворачивая головою властно. 
Не обнаружив их, испуг изобразил. 

Я видел, в тень ползучий змей
Метнулся с пламенем в глазницах, 
Что делало его умней, хитрей, 
Подобно Цезарю в злаченой колеснице,
Который гордо хлещет кобылицу, 
Забыв, что каждый смертен, и гробница 
Ждет каждого в конце любых путей. 

Я ручки стали дергал на себя, 
Кричал: “Пустите!” – во все горло,
Ломая ногти и врагов кляня, 
Что в стороне смеялись подло.
В груди дыхание резко сперло, 
Металл такой же непокорный, 
Жестокая правдивость бытия. 

Я разглядел небес фальшивку, 
Когда приподнял веки выше лба, 
Мне было видно – под обшивкой
Припрятаны крупицы зла. 
От поворота пошла кругом голова, 
Я отряхнулся будто ото сна, 
Не смог сдержать нервозную улыбку. 

Увидел хвост апостола Петра, 
Хлыстом длиннющим бороздивший землю, 
А белые когда-то два крыла 
Осыпались, как снег, покрылись чернью. 
Он выругался мне в лицо прескверно, 
Вдруг тучи под ногами стали эфемерны, 
Разверзлись и явилась тьма. 

Светило превратилось в жерло 
Вулкана, изрыгающего жар, 
И горе тем, кто сгинет первым 
От пламенных кровавых лап,
Их плач в пучине вмиг ослаб,
И, умирая, каждый божий раб 
Не понимал за что его низвергли. 

В гаргулий птицы превратились, 
Издав кровь леденящий рык, 
И песен сладких нет, что были, 
Упущен светлый страстный миг. 
Тут гимном служит глухой крик, 
Что издают, забыв родной язык. 
На троне восседает тут старик – 
Хозяин здешний, многолик,
Самый жестокий из владык. 

Из темноты к ногам тянулись, 
Канатом обвиваясь, языки, 
Я онемел, лишь чуть коснулись, 
Они так влажны были и мягки,
Струпья на них зияли, глубоки,
И жаром обдавало с высоты, 
С неимоверной силой вниз меня рванули. 

Псевдоапостол мне в лицо дохнул 
Клубами дыма табака дешевого, 
И зверски, как гиена, хохотнул, 
Добавив перегара вонь ядреную. 
Ухмылкой скалил зубы прокаженные, 
Что в годы тьмы средневековые 
Гнилью рассыпались по рту. 

“Теперь ты наш, глупец! 
Ключи здесь отродясь не подходили,
Ворот никогда не было, слепец! 
Тобою завладеть труд непосильный, 
Мы за тобой у каждого угла следили, 
По приглашению твоему в дом заходили. 
Как счастлив я, настал и твой конец!
Спускайся, ждет тебя творец!”

И лестница передо мной крутая 
Завилась вниз, ступенька за другой, 
Глубже и дальше от такого рая, 
Вскружилась голова, я сам не свой. 
Я ждал, ждал лестницы, но лестницы иной! 
Той, что наверх уводит за собой!
“Заткнись и лезь, – скрипит мучитель мой. – 
Есть только эта, не дано второй”.

В спину толкнул меня сильнее, 
Я камнем покатился в никуда, 
И становилось пальцам холоднее, 
Над пропастью померкли небеса. 
От света не осталось и следа, 
И едва слышно по пятам
За мной летел окурок, запоздав:
“Это чтоб ты летел храбрее!..”

8-9 марта, 2018 г. Санкт-Петербург


* * *

“Нах*я ты бежишь, 
            любимая?” – 
Я услышал на Невском 
                вскользь. 
Вот так чувство непреодолимое, 
Пробиваемое насквозь! 

А потом, 
прихватив за задницы 
Он её, а она – его, 
Растворились 
в толпе-безобразнице, 
Среди сотен 
        культурных 
слов!.. 

6 сентября, 2018 г. Санкт-Петербург


* * *
ЛЛЛ

Ночь обнимает бесшумно меня за плечи,
Я заплутавший медведь в твоей темноте,
Поздно.
Не сплю, и час кажется вечностью.
Мысли размазаны красками на листке.

Дальше носа не видно, луна не горит,
Я зашторил окно холодное.
Часто,
Как каплями водопад об камни летит,
Я дыхание слышу своё голодное.

Где-то ему подвывает поток машин,
Что тяжёлыми шинами по асфальту сознательно,
Бешено
Режет мили среди вершин,
С кровати чтоб не упасть окончательно…

2 декабря, 2019 г. Чжухай



* * *
ЛЛЛ

Рукам моим твоего тела,
моему телу твоих рук
Так не хватает, я не целый
в периоды наших разлук.

Я днём Луну ищу на небе,
вою на Солнце я в ночи,
В надежде среди сонной неги
встретить глаза, как две свечи.

Давай глядеть на звёзды вместе,
опишем с каждой из сторон,
Дальнейший путь небезызвестен – 
к Мальвине мчит пёс Артемон.

Чеши за ухом мне, хозяйка,
целую идеальный нос!
Пришёл твой главный попрошайка,
на радости чуть с ног не снёс.

Смеёшься ты в обе ладони,
я рядом вздёрнул хвост, как флаг,
И лишь вперёд с тобою гоним,
в груди эмоций бум, аншлаг.

Рукам моим твоего тела,
моему телу твоих рук
Так не хватает, я не целый
в периоды наших разлук.

Я буду им, как в “Буратино”,
Спи крепко, сторожу твой сон.
Лизни мне нос в ответ, Мальвина!
С любовью, рыцарь Артемон…

15 января, 2020 г. Чжухай


Если бы любовь имела запах
ЛЛЛ

Я не могу догнать свет задних фар,
Смотрю по приложению где ты.
Взлететь сейчас бы к солнцу, как Икар,
Я феникс, что рождён в твоей любви!

В тебе сгораю и перерождаюсь снова,
Расправлю крылья, устремлюсь наверх.
Нет, никогда не наслажусь я вдоволь,
Как дети, наблюдая фейерверк.

Я знаю, если бы любовь имела запах,
Узнал бы вмиг из тысячи его,
Искать я принялся твои глаза бы
В надежде, что они недалеко.

Взмахну, как феникс, в небо я крылами,
Сжигает солнце их как в мифе пусть,
На землю падаю сгоревшими кусками,
Потом из пепла вновь восстановлюсь.

Ты жарче тысяч солнц, а я Меркурий,
Ты ярче сотен звёзд, я – мотылёк.
Я марсианский ветер, ты же буря,
Без парусов плыву на маячок.

Все пальцы искусав и исцарапав,
С улыбкой возвращаюсь я домой.
Я знаю, если бы любовь имела запах,
То пахла б она только лишь тобой!..

4 апреля, 2020 г. Чжухай



* * *
ЛЛЛ

Что если я твой коронавирус,
А ты вакцину не можешь найти?
Загнал в дальний угол мрачной квартиры,
Заставил ходить друг за другом круги.

Если от меня у тебя лихорадка,
В нос говоришь и сбивчиво дышишь,
Значит выходит со мною несладко?
Проще съесть тушку летучей мыши.

Что если я паразит твой корейский?
Разросся вокруг паразитными спорами,
И чтоб защититься от пагубных действий,
За стенкой закрыть меня лучше бетонною.

Что если я смартфон без “телеги”?
В вайбере что-то пишу в пустоту,
Блокнуты в чатах мои элегии,
Я без вай-фая картинки гружу.

Что если я как укус комариный?
Чешется – чешешь, но без толку всё.
И пусть визгуна давно уж прибили,
Кожа краснеет, растёт волдырём.

Что если я как Почта России?
Хотя нет, я сам от неё детонирую,
Но, как в случае с ней, ни одна терапия
Не поможет в борьбе с самосатирою.

Я под водою, как Наутилус,
Пишу несмываемые стихи,
Что если я твой коронавирус,
А ты вакцину не можешь найти?

3 мая, 2020 г. Чжухай


Ритм жизни – Бродский

Бродский уронил банан.
Пропал банан.
Влажный.
Скользкий.
Я поскользнулся
и упал.

Смеюсь,
А сверху шум –
Сосед целует пол
движением резким.
Опять? 
Пришёл бы лучше
Достоевский
Тишину кромсать
Топориком.
Меленько.
Скоренько.

Бродский обнимает,
Ходит по пятам,
Под ухо читает:
“Я первый знал.

Ты только крепись
И не выходи,
Цепляясь за жизнь
До последнего.
Вместе пройдём
Эти круги”, –
Шепчет мне
Надоедливо.

Вздохну я,
Протухший банан подниму,
Выкину в урну
И к зеркалу.
“Зачем?
Ты хорош,
Поверь старику”, –
На круг покажет,
Померкнет вдруг.

Оглянусь –
Никого,
Сознания муть.
Рассмеюсь
Себе же в лицо.
Встану на круг,
Продолжу свой путь,
Осталось совсем ничего.

9 мая, 2020 г. Чжухай


Элегия любимой женщине
ЛЛЛ

            -1-
“Вы помните, конечно, помните”, –
Писал Есенин строки те
Заветной и любимой женщине.
На вас смотрю желанием исполненный
Лишь продолжать смотреть.

Я знаю, буду и без вас гореть,
Глотая воздух,
в окружении он будет тлеть,
А мысли подожгут мне бороду;
Ожоги, шрамы на спине оставит плеть
Тоски и декаданса, пущенная в голову.

Без вас подобен путнику я голому,
Бредет что на износ до горизонта;
Веду бои на линии невидимого фронта,
В надежде видеть вас.
Хотя бы контур,
Как капельку воды под жарким солнцем.

На строки, что пишу, глазами незнакомца 
Смотрю,
хочу увидеть,
есть ли между ними фарс?
Но проще заново открыть мне Марс,
Ведь правда в них, и каждую из лунных фаз
Хожу я оборотнем, скрипом на зубах

Мне отдаётся каждодневный шаг.
Я сердце отдал вам, моя душа,
Не вправе им распоряжаться как угодно.
Пока галактика молочная жива,
Я счастлив продолжать на вас смотреть.

Моих нейронов пропитая сеть,
Что барахлила и работала на треть,
Восстановилась после встречи в Поднебесной,
Когда почувствовала – можно лицезреть
То, что писал в стихах давний мальчишка.

Вы думаете, это слишком?
Я ведь и сам набил оскомину и шишку,
Пытаясь пересечь пустыню непокорности
И прочитать с конца любую книжку
На правильный в надежде выйти путь.

Ах, если б раньше знал,
где стоит повернуть!
По кругу ходят многие, не видя суть.
Быть может легче задержать дыхание?
Романтику я продолжаю гнуть,
С упорством глядя через вас любовным.

Но если от любви вы несвободны,
Как я могу считаться невиновным?
Не в силах видеть, как же тяжело,
Не в силах чувствовать холодной,
Не ощущать ваш запах –
пыль в глаза.

Уединения каждого помню закат,
Смотреть вам уходящей вслед
виски
болят.
И в номерах такси считал я даты,
Когда же наши руки снова ощутят
Друг друга,
только мы и комната.

            -2-
Вы помните, конечно, помните,
Как я читал, стесняясь, строки те,
Заветной и любимой женщине.
На вас смотрю желанием исполненный
Лишь продолжать смотреть.

Должен признаться,
не мучило чтоб впредь,
Хотел бы я первее умереть,
Если в один день нам не уготовано.
Я честно не желаю этого хотеть,
Но вынести инверсию не в силах.

Давайте вечно жить, чтоб в жилах
Кипела и бурлила кровь,
и смыла
Цвета столь тяжкие с дороги мылом.
Наверх расправим вместе крылья –
Я вас держу, нежной и крепкой хваткой.

Знаю, со мной часто несладко.
Поглядывайте на меня украдкой
И бейте в лоб сияньем искреннего света.
Осознавать, что я причина нервов шатких,
Болью в груди разносится, кружа.

Я вновь скажу без устали, едва дрожа:
Не властно лезвие
ни одного
ножа
Передо мной, кроме созвездия
                                взгляда вашего!
Рву кожу, сердце обнажа,
Простите бедного глупца!

И были дни, что ссорам не было конца,
Каждый отстаивал принятие венца.
Я умудряюсь спорить в разговорах,
Не называя это спором,
логика юнца.
Простить меня не в силах –
Разочарование.

Нам всем дано такое дарование,
Уметь прощать,
Не говорить “Прощай”,
а “До свидания!”
Мы так глупы, что режем рьяно
На мелкие куски очарование,
Невыносима слепота моментов.

Бездарна режиссура киноленты,
На монтаже бы вырезать фрагменты!
Но нет!
Мы в жизни не актёры на экране.
Сценарий будет вычитан на сто процентов
Лишь после окончания времён.

Я наяву о вас вижу прекрасный сон.
Пусть вещим будет он!
И каждый упоён.
Друг друга ценим,
И считаем целым,
А вместе дышим в унисон
И защищаем от шипов терновника.

Я знаю, что, конечно, помните,
Как музыку души и вен,
Запели вы под аккомпанемент.
На вас смотрю желанием исполненный
Лишь продолжать смотреть,
Чтобы согреть – гореть,
Через объятия делиться с вами молнией.

        ________
Запомнил я,
запечатлил картиной,
Хоть не умею кистью рисовать.
Вы вспомните
мой почерк среди этой тины?
Не существует больше слова “забывать”.

17 мая, 2020 г. Чжухай


Everything’s gonna be all right!

Музыка для меня всё,
музыка – рай!
Я шёл по дороге один,
кто-то кричал “Ва́йгорэн!”,
кто-то думал: “Лаова́й”!

День был жаркий,
я видел у кофешопа несколько стай
недовольных китайцев, прячущихся от солнца,
вот-вот растают.

Некоторые из них меня знают,
я сказал: “Hello, guys!”
Улыбки в ответ
и английско-китайский лай.
И в этот момент 
солнце отразилось в очках,
я ощутил лёгкость и драйв,
в голове заиграл Марли:
“No, woman, no cry”.

Подбежал маленький мальчик,
стесняясь сказал: “Give me five!”
Женщина угостила меня личи,
его тут хоть отбавляй,
остановился, жую, и внутри инсайт:
Everything’s gonna be all right!

Everything’s gonna be all right.
Everything’s gonna be all right.
Так и знай,
everything’s gonna be all right!

Музыка для меня всё,
музыка – рай!
No, woman, no cry.
Everything’s gonna be all right!..

P. S. Ва́йгорэн, лаова́й (китайск.) – иностранец.

27 июня, 2020 г. Гуанчжоу


Нет ничего хуже

Солнечным утром дремлет сознание,
только очнулась, улыбка невинна,
радостных планов полно в расписании,
вдруг тычут под нос термометр длинный:

Тридцать семь –
цифра
    сбивает
        дыхание,
И голос разносит планы
в руины:

“Скорей,
    дорогая,
        пиши завещание!”
Нет ничего хуже
больного мужчины!..

12 июля, 2020 г. Гуанчжоу


ответная любовь

за окном засентябрило,
мне на это наплевать,
надоело строки
о любви
       безответной
                         читать

и ведь кто-то
уже не верит,
не сыскать её, не сыскать,
и, закрыв безответно двери,
о несуществовании любви
продолжает мне
                    в глаз
                            кричать

на палитре багряной моей
осенне-злато́й
пытаются выткать
рисунок
сушёными тучами,
закрывая от солнца веки очей,
хватит,
строки не мучай, не лей,
от меня тоже их не получишь

я тебе расскажу о любви
настоящей
бесслёзной
серьёзной
дальше сам для себя реши,
воссо́здав

о тоске сочинять
от себя отгонять
любовь –
трата,
не хочу декаданса,
не хочу читать Пастернака

и среди настроений весенних,
пусть и кончилось лето,
любовь есть ответная,
броская
я не буду читать Есенина
или в комнате ждать
Бродского

3 сентября, 2020 г. Гуанчжоу





* * *

Китайская логика странный предмет –
Ешь вроде бы сладость, а вроде и хлеб.

12 октября, 2020 г. Гуанчжоу



Расширь границы

Расширь границы.
Сними маску.
В самообмане жизнь напрасна.
Спусти весь минус
за спиной.
Вперёд
с поднятой головой.

Открой свой разум,
Сердце, чувства,
И пазлом
Собирай в искусство
развитие и жизнь.
Расширь границы
и вдохни!

Вдохни.
Очнись.
Ты заперт в комнате,
Где страж не Бродский,
А ты сам.
Внутри есть главный ключ
к любым замкам.

Расширь границы.
Сними маску
Угодника чужим путям,
А рясу мученика выбрось
Вон
И, временем проученный,
покинь этот загон.

22 июня, 2020 года



Кушали днём сырную пиццу
                ЛЛЛ

Кушали днём сырную пиццу,
Вечером губ твоих привкус во рту,
Если б я был философом Ницше,
Жизнь без тебя предавал бы суду.
Если б я был врачом Гиппократом,
И ощутил этот привкус во рту,
То меня тут же подняли бы на кол,
За то, что чесал и мочил манту.
Если б я был, как Гарри Гудини,
В психушке б закончил карьеру свою:
Мечи из металла б глотал как мартини,
В надежде ещё ощутить вкус во рту.
Если б я был не собой, а другим,
Не знал бы тогда твоих губ яркий вкус,
И пусть счастлив каждый, кто непобедим,
Я рад, что тебе лишь одной сдаюсь!..

28/04-2020 Чжухай

Be the first to comment

Leave a Reply

Your email address will not be published.


*