Анна Виктория

Когда ехала в Китай, я взялась вести дневник. Первый месяц был самый трудный, невыносимо долгий месяц на чужбине. Все остальное время я провела здесь как у Христа за пазухой, даже и не знаю, чем заслужила такое счастье. Забылась родина-мать с её нервозностью, неудовлетворённостью, жестокостью условий выживания. Осталось всё это где-то там далеко-далеко и лишь время от времени доходит до меня в виде электронных писем от подруг или телефонных рассказов мамы. Точно так же поросли пылью все мои страхи, тревоги, волнения, вызваные «пресадкой» на чужую почву. Помнится, на вторую неделю моего пребывания в Поднебесной один из наших соседей, старый профессор из Америки, вежливо поинтересовался: «Ну как впечатления от Китая?» Я была очень рада поделиться своими впечатлениями хоть с кем-нибудь, хоть на английском, поэтому со всей своей накопившейся тоской ответила: «Вы знаете, я чувствую себя здесь инопланетянином…» В ответ он сказал замечательную фразу: «Не переживай, ты не одна такая. Мы все здесь как инопланетяне!»

ЗАПИСКИ ИНОПЛАНЕТЯНИНА

       24.09.06

Еду в поезде. Слава Богу! И спасибо добрым людям, которые меня окружают.

<…> Поезд, не в пример вокзалу, оказался очень чистеньким, культурным. По три полки везде, постель уже заправлена, бельё чистейшее, на полу – ковровые дорожки, телевизор в каждом плацкарте. Радио передаёт английские песни в исполнении китайских  певцов. Народу, конечно, много, но всё очень спокойно. Лида попросила моих соседей помогать мне, если что. <…> Китайцы, мои соседи, по-английски почти совсем не говорят, зато мило улыбаются.   Пошла умываться. Два умывальника, тёплая вода, жидкое мыло. В туалете  есть туалетная бумага!!! Чистота везде – как в аптеке! Ни запаха, ни пылинки, ни соринки. Проводники ходят то со шваброй, то  с веником и совком. Нет, честное слово, у нас в больницах нет такой чистоты! <…>

       20.09.06

В туалете (во втором, их тут два) есть ещё краник на высоте  примерно 40 см. от пола, в полу дырочка. Грех не воспользоваться, тем более, что ехать ещё сутки. А вот туалетная бумага закончилась, и её не торопятся положить. Как на родине! На верхней полке без одеяла   холодно – кондишка работает слишком добросовестно – да и в горизонтальном положении всё время находиться невозможно. На станции вышла прогуляться, заодно купила 4 яблока, отдала Y3. Противные. А лепёшку, которую купила вчера в супермаркете, вообще есть невозможно. На обед куплю, всё-таки, лапши.  Китайцы мои на контакт не идут. Но и не пялятся, как на обезьяну. И на том спасибо.

Сейчас писала дневник по воспоминаниям от 22-го числа. Опять слёзы в три ручья, когда всё это вспоминаешь. Иссморкала и изревела все одноразовые платочки, что были в сумке. <…> Да чего я реву и реву без остановки! Зарекалась ведь уже! Всё пока складывается благополучно… Зарекалась свинья в грязь не лазать.

Спустилась вниз, поглазела в окно. Купила лапши у официанток в смешных униформах. Соседка любезно предложила мне кипятка из своего термоса. Ну вот, а я ревела! Надраконилась лапши, съела-таки несъедобную лепёшку. Видно, для успокоения нервов понадобилась. На ужин – банан и яблоки. Что день грядущий мне готовит? Буду молиться.

 26.09.06

Оказывается, поезд прибывает не в 8, как было запланировано, а около 12-ти. Бедный тот, кто будет меня встречать. По крайней мере они дома, догадаются спросить в справочном бюро. Между тем мы подъезжаем к месту назначения, и пейзаж за окном меняется: всё больше встречается пальм и таких деревьев, похожих на наш клён с огромными листьями (PS: теперь-то я знаю, что так растёт папайя! Ха-ха.) А по обочинам растёт такая трава, очень похожая на наш обычный пырей, но если бы его увеличили раз в пять. Вобщем, травинки высотой с кустарник  и лопухи в человеческий рост. В вагоне по-прежнему свежо, и о том, что на улице жарко, понимаешь лишь только тогда, когда выходишь в тамбур: там открыты форточки. У нас, в России, если открыта форточка, из неё дует холодный ветер, ну, или прохладный. А тут – наоборот.

Приехали. Меня встречают две хрупкие китайские девочки, прекрасно говорящие по-русски. Город впечатляет своим масштабом и красотой. Студенческий городок – супер! Чистота, красота, опять же, масштаб! Много цветов везде. Девчонки объясняют, что название города переводится как «город цветов» (PS: по другой версии, оно ещё означает «город козлов», но ни та, ни другая версии пока не доказаны…) Приехали в общежитие. Всё хорошо, но воздух! Сырость. Сырость и грибок. Это потому что первый этаж и северная сторона. За окном – сопочка, и солнце сюда не попадает. Завтра-послезавтра меня переселят в другую комнату, но она тоже на первом этаже. Кухни в комнате нет, придётся пользоваться общей. Всё потому, что я опоздала, все хорошие комнаты уже заняты (PS: а опоздала я потому, что их Международный департамент дважды присылал мне приглашение и дважды до неузнаваемости коверкал мою фамилию. К слову сказать, они и сейчас её пишут с одной и той же ошибкой: Sevastyrnova, устала уже их поправлять. Ладно, пусть назовут хоть горшком, лишь бы в печь не ставили.) А я чувствую, что в этой сырости долго не протяну. Или протяну ноги!

Идём в студенческую столовую, меня угощают всё те же студентки. Порция огромная. Целый тазик лапши! Это для моего-то желудка, который размером с напёрсток?!  Не могу…

Иду домой, привожу себя в порядок, потому что в  четыре надо быть в административном корпусе, решать организационные вопросы, а потом у них праздничный ужин для иностранных преподавателей. Вот так совпало: с корабля на бал!

27.09.06      

Проснулась опять в 6 часов. Какие-то экзотические птички за окном заливисто щебечут. А Юрик рассказывал, что в Китае нет живности, всех давно уже поели. Значит, не всех. Открыла окно, прямо перед окном – пальмы. Настоящие пальмы, не на открытке и не в телевизоре. Сегодня подойду поближе, пощупаю. Тишина. Только слышен стрекот цикады и сладкое пение птиц. Хочется включить радио, послушать русскую речь. Но – увы! Здесь вам не там!

Сходила в супермаркет, в котором мы были вчера с девочками. От изобилия пестрит в глазах. Как можно есть эту химию? <…> И вот хожу я между этих прилавков и полок, а на душе такая тоска! Хочу домой. Да, мне намного было бы легче, если бы рядом был друг. С трудом купила себе пожрать. Китайцы не говорят по-нашему, по-английски, подсказать не могут. Смеются надо мной. Так, по-дружески, ну и я смеюсь в ответ, а что ещё скажешь? Домой хочу!

Завтра мой первый рабочий день за границей. Пойду знакомиться с коллегами, со студентами. Довольно ответственный день. Но почему-то волнения нет. Завтра буду волноваться. А вообще, стоит ли? Столько надёргалась за эту неделю! Хочется, чтобы всё уже устаканилось, стабильности хочется. И потом, раз уж пошла работа, дневнику моему будет уделяться всё меньше и меньше времени.

       06.10.06

Целую неделю не брала в руки дневник! Многое забылось. Втягиваюсь потихоньку, привыкаю. <…>

На прошлой неделе нас возили на банкет, посвящённый 57-летию основания республики. Администрация города ежегодно устраивает такие тусовки для иностранных преподавателей. Познакомилась там с Татьяной Семёновной, она не только из России, но и из Владивостока, и даже из нашего ДВГУ, Институт восточных языков. Здесь работает в Пединституте, тоже преподаёт русский. Несколько лет тому назад   работала  в том же универе, что и я теперь. Тесен мир! Обменялись телефонами, теперь общаемся (PS: общаемся мы с ней и по сей день)

После этого следовала неделя каникул (т.н. «Золотая неделя» по случаю всё того же национального праздика) <…> Взяла с кафедры магнитофон, у меня с собой всего две  кассеты: русские народные (блатные, хороводные) и инструменталка. Вот они мне душу-то и греют. Не привыкла я, когда в комнате тихо. Когда надоедают русские народные, включаю китайское радио, там песни передают.

Ещё меня переселили в другую комнату. Здесь холодильник есть и микроволновка, и грибок не такой махровый. Уже два раза пользовалась общей кухней. Там газовые печи, никак не могу к ним привыкнуть. Жарю яичницу, и лук пригорает. Шила, моя соседка по этажу, научила меня пользоваться машиной для сушки белья. Надо будет ещё научиться пользоваться стир.машинкой, а то с автоматическими я ещё дела не имела. Вообще, эта Шила – очень милая мадам. На лицо ужасная, добрая внутри. Недавно она разузнала, где можно купить человеческую еду, угостила и меня. Йогурта подкатила, молока, сыру. Неудобно, поэтому я ей сегодня в знак благодарности отдала ветчиной и сливочным маслом. Все довольны 🙂

Во вторник, 4-го числа, мои соседи со второго этажа пригласили меня к себе на вечеринку. А я  ещё уставшая, только что с шоппинга вернулась. Ну ладно, грех не познакомиться с соседями. Молодые ребята, европейцы, и, что интересно, почти у каждого парня – китайская подружка, прилично говорящая по-английски. «Что отмечаете?», – спрашиваю. «Ничего. Ездили в Траст Март (название супермаркета), купили много немецкого пива.» Посидели чудно, правда, они, собаки, так быстро говорят, процентов 50 только успеваю уловить. Я ушла  около 12, а они, как потом выяснилось, разошлись только в 5 утра. Неслабо. Учитывая, что пили всё подряд: пиво, шнапс, вино, сакэ, смешивая всё это втечение одного вечера и с минимальным количеством закуски. <…>

07.09.06                    суббота

С утра тоска такая! Хочу домой. Кассета с русскими народными уже затёрта до дыр. Охранник за окнами стоит, делает вид, что просто так стоит. А сам в комнату заглядывает, слушает. Молодой, любопытный. Зашторила окно – пошёл на фиг! И так в квартире солнца не бывает, да ещё за шторами приходится прятаться. Так домой хочу! Сил моих женских нет! Опять разревелась. И что меня туда тянет? Ни кола, ни двора, отовсюду гонимая. Всё-таки, там хоть, по крайней мере, русские голоса из приёмника доносятся, и по телеку наше, родное, показывают.

Вчера у меня было такое потрясение! Бродила по торговой улице и случайно забрела на продуктовый рынок. У входа продают фрукты. Дай, думаю, куплю что-нибудь к ужину. А там в глубине – настоящий рынок, большущий. Сразу в нос шибануло тошнотным зловонием, но любопытство взяло верх, и  я пошла на разведку. Китайская лапша, приправы, коренья – ладно. Мясо. Прилавок, весы, разложены куски мяса, тут же деньги. Продавец этими купюрами по мясу шлёпает, что-то приговаривает… Дальше – овоши, зелень, салаты. Тут же лепят пельмени, готовая еда, какие-то малюсенькие шашлычки. Потом – аквариумы со всякой морской живностью. Любят они всё живое! Рыбы разных размеров и мастей, ракушки, улитки, креветки, крабы (связанные по рукам и ногам, чтоб не убежали). Если рыбку покупаешь, продавец её умерщвляет, чистит, потрошит, и – готово! Дальше идут клетки с живыми курами. Их в каждой клетке столько натолкано, что беднягам ничего не остаётся, как просунуть головы между прутьев и ждать своей участи. А участь такая же, как и у рыбы. Прямо здесь же, на глазах у покупателя. Вот такой вот натюрморт: мясо, рыба, головы, внутренности, аквариумы, овощи, фрукты – всё вместе на одной территории. Какая вонища там стоит! В прямом смысле режет глаза. И в довершение ко всему – экзотический фрукт, не знаю, как называется, но воняет так – рвать охота. Огромные колючие плоды светло-коричневого цвета. Говорят, обалденно вкусный, если хорошенько зажать нос. И ведь покупают же! Народ толпится, выбирает, взвешивает. (PS: Только через полгода я узнала, что звать его «люлен», или «дуриан»)  Этих, с позволения сказать, «фруктов» навалены целые кучи у входа на рынок. Тошниловка. А накануне  около этого рынка стояла одна тётка, так вот, у неё через плечо были прекинуты две прямые палочки, к этим палочкам привязаны длинные верёвочки, сантиметров по пятьдесят, а к верёвочкам черепахи привязаны поперёк панциря. Висят, горемыки, в воздухе ногами перебирают, шеи вытягивают, и не знают, какая судьба их ждёт: жаркое с гарниром или суп.  Чужое всё, шокирующее.  Домой хочу.

       Вечер.

И скучно и грустно,

И некому руку подать.

Завтра на работу, хоть какое-то разнообразие в жизни.

15.10.06

Ливень! Настоящий тропический ливень. Сейчас 3 часа ночи. Проснулась от вспышек молнии, шума падающей воды и оглушительных раскатов молнии. Страшно! Гром грохочет где-то совсем близко, между вспышкой молнии и взрывом проходит от силы секунды три, а порой и одной секунды не проходит. А у нас дома надо досчитать до десяти, да ещё прислушаться после этого, т.к. гром грохочет далеко-далеко, еле слышно. Здесь же от звуковой волны сотрясается воздух. Такое ощущение, что какой-то великан на небе пускает волнами огромный лист железа. Прямо над головой! Начало́ лить вчера, около 6-ти часов вечера. Я весь день провалялась, а на ночь глядя  собралась в институт и по магазанам заодно. А тут дождь. Ну, думаю, пережду. Уже не раз так бывало: в пять начинается дождь, а в шесть уже даже и дорожки сухие. Не тут-то было! Как говорится, была команда «Разойтись», ну, я и разошёлся! Это хорошо ещё, что ветра нет, вода падает ровно. Но и то, в спальне чуть-чуть заливает. Пришлось закрыть окно. И страшо, честно-то говоря: сопки кругом, а вдруг ещё смоет нас мощным грязным потоком! Гром потихоньку уходит в сторону, но лить не перестаёт. Хорошо, что воскресенье, можно дома  отсидеться. Хотя, в магазин сходить бы не мешало, да и в институт тоже. Ладно, посмотрим. Попытаюсь уснуть, уже четыре.

К утру всё прекратилось.  Какая же париловка стоит на улице! Огоромный банно-прачечный комбинат. <…>

А вчера сварила борщ! Без свёклы, правда, но всё равно родиной пахнет. Щи. Щи да каша – пища наша. Каша (овсянка) уже надоела. А без борща – тоска…

19.10.06

Возвращаюсь с работы раньше обычного. На крыльце общаги стоит Шила, беседует с соседом на чистейшем английском. Увидев меня, сообщает: «There is a message for you on your door.» Подхожу к двери – и правда, бумажка приклеена. Оказывается, это она сама же эту записочку «начирикала». «Если ты вернёшься домой раньше семи, позвони мне.» Иду к ней, спрашиваю, чего надо. Приглашает меня на посвящение своих первокурсников  в студенты. А перед этим, мол, мы поужинаем в нашем ресторане. Пугаюсь при слове «ресторан» (в кошельке – 20 тугриков с копейками), спрашиваю, сколько мне взять с собой. – Нисколько, говорит, студенты нас приглашают. – Как так? – Расслабься, говорит, доверься мне, тебе понравится.  Ну ладно, расслабляюсь.

Идём в ресторан. Оказывается, он расположен на втором этаже нашей занюханной столовой. Шила заказывает креветки, два пива и горстку риса. Божественные креветки! Сладковатые, свежие, немороженные. Кажется, что они ещё живые и так жалобно смотрят своими глазками-бусинками в самую душу! «Ешь, – говорит Шила, – они умерли 10 минут назад, специально для нас!» Често говоря, оптимизма эти слова не добавляют. Страшно отрывать головы и лапы, и сначала не могла удержаться от брезгливого писка. Но мы  были «short of time», поэтому выёживаться было некогда. Эх, где мой Олежка, он-то меня с рук кормил этими тварями. Пришлось объяснить Шиле свою неадекватную реакцию, ну, и, по логике вещей, вкратце описать своё «бессемейное положение». В благодарность за это она посвятила меня в тайны собственной души, большую часть которой занимает её дочь. Соответственно, основные переживания, проблемы и т.п. связаны с ней. Наспех забросали в себя креветок, залили всё это пивом местного производства (кстати, Оч-чень даже!). Расплатилась Шила, то ли, поняв, что у меня напряжёнка, то ли «Просто так!!!», не важно, мне было сказано расслабиться, вот я и расслабляюсь.

А концерт был шикарный! И техническая сторона, и содержательная. Песни на китайском варианте английского, сценки (в которых мы мало что поняли), танцы от народных до супер-пупер-современных, было даже немного балета. Приятно удивило, что почти у всех китайских девчонок сногшбательные точёные фигурки.  И длинные ноги! Где они таких понабрали, интересно?

Весь концерт моя Шила вела себя как большой ребёнок: нервно смеялась, к месту и не очень, стукала надувной дубинкой по головам вокруг сидящих пацанов, щупала их вздыбленные и залакированные причёски, грызла свой начавший сдуваться шарик… Закончилось шоу около 10-ти. Последним номером выпустили профессиональных брейк-танцоров. О-бал-деть! Нижний брейк вперемешку с рэпом. На каких только частях тела они не вертелись!

Возвращались мы вполне довольные, с букетом шариков, светящихся палочек и колечек, подобраных с пола, а также с поллитровыми бутылками воды, которые организаторы мероприятия предусмотрительно поставили на подлокотник каждого кресла (!!!).

По пути домой Шила предложила зайти ещё в кафешку, выпить настоящего кофе (что в Китае большая редкость!) с пироженкой. Кофе в это время я пить не буду, но комнанию составлю. Кафешка вполне приличная, а вот пирожные и мороженое у них весьма странные. Боюсь, что завтра утром не влезу в брюки.

И – радостная новость! Шила сказала, что завтра денежку перечислят на карточку. По этому случаю в холле общежития повесили объявление, что в субботу организуется массовый выезд в европейский магазин. Поеду, конечно. Если деньги будут, поеду хоть на Луну! А на следующей неделе – поездка на горячие источники и  в буддистские деревни. И туда поеду! Хватит сидеть в четырёх стенах.  Жизни хочется!  Жизни!

© Анна Виктория

Be the first to comment

Leave a Reply

Your email address will not be published.


*