Марченко Владимир Андреевич

Китай. Записки из чемодана.

Ехал я со своим китайским партнером из Гуанчжоу в Нанкин ночным поездом. Заходим в купе. Там сидит пожилая пара — за шестьдесят явно. Ужинают за столиком. Я шмотки свои на верхнюю полку кинул, присел с краешку, друг мой Альберт напротив уселся, начал с ними лясы точить.

Поезд дернулся, тронулся, поехали мы. Эти бормочут че-то там на своей мове, я прикемарил слегка. На тот момент я уже мог немного улавливать суть разговоров по-китайски, соображаю, что товарищи про меня спрашивают: откуда, мол, такое лаовайское чудо в китайском поезде? Слышу, Альберт произносит кодовое слово «Элос’ы» — Россия значит.

И тут мужик преобразился: «Элосы! Элосы!». Глаза выпучил, заулыбался, засуетился… Потом застыл, значительно воздвиг горе указательный перст, наклонился, выудил из под стола ноль-пять, водрузил ее на стол и сказал по-русски, без малейшего акцента: «Давай е*нем!» Сказать, что я охренел, мне не позволяет моя патологическая честность. Потому что состояние мое можно передать только значительно более эмоциональным словом, привести которое здесь мне не позволяет моя патологическая интеллигентность.

Пока я хлопал глазами и ртом, он быстро свинтил фунфырику башку, выплеснул на пол остатки чая из стаканчиков своего и жениного и налил по полной. «За Элосы!» Мы чокнулись и выпили. Гаоляновка — штука, в принципе, ничего, когда привыкнешь, но целый стакан, без подготовки…

Мужик одобрительно похлопал меня по плечу (чуть голова не отвалилась) и залопотал быстро, объясняя ситуацию своей жене и Альберту. Как выяснилось, сорок с лишком лет назад он учился в Москве, очень любит с тех пор Россию и русских и даже помнит слова «Ленин» и «брат» («балàты» в его транскрипции). Не считая, конечно, той фразы, с которой началось наше знакомство.

После второй у него снялись какие-то блоки с синапсов, и он вспомнил еще две фразы, которые и использовал дальше, пока не иссякла бутылка, в качестве тостов. Причем произносил он их тоже практически без акцента и с явным удовольствием и даже гордостью.

Это были фразы «**твою мать» и «пошел на **».

© Владимир Марченко

Be the first to comment

Leave a Reply

Your email address will not be published.


*